Эдуард Маркаров

Сборная СССР 1966-1968 Бронзовый призер Чемпионата мира: 1968
Нефтчи, Баку 1961-1970 Бронзовый призер Чемпионата СССР: 1966
Арарат, Ереван 1971-1975 Серебряный призер Чемпионата СССР: 1971
Чемпион СССР: 1973
Обладатель кубка СССР: 1973, 1975
Официальный сайт Эдуарда Маркарова - Official homepage of Eduard Markarov
Russian Armenian English

Ararathuptur. Маркаров

Маркаров Эдуард Артемович. Нападающий. Заслуженный мастер спорта. Заслуженный тренер Армении.
 
  
 

Родился 20 июня 1942 г.

Клубы: "Торпедо" Армавир (1960), "Нефтяник" Баку (1961 - 1970), "Арарат" Ереван (1971 - 1975).

В чемпионатах СССР провел 370 матчей, забил 129 голов. Чемпион СССР 1973 г. Двукратный обладатель Кубка СССР - 1973, 1975 гг. В 1962 году Маркаров был отмечен призом газеты "Труд" как лучший бомбардир первенства (16 голов). 5 раз входил в список 33 лучших футболистов чемпионата СССР.

За сборную СССР сыграл 3 игры.

Участник чемпионата мира 1966 (4-е место) года.

Возглавлял сборную Армении со дня ее создания до 1994 года, позже работал главным тренером команд "Эребуни" (Ереван) и "Мика" (Аштарак).

НАУЧИТСЯ ТОТ, КТО ХОЧЕТ

Тренеры предупредили: "Эдик о себе говорить не любит, просто не умеет". Они были правы. На протяжении всего нашего разговора Маркаров говорил о футболе - с радостью, о товарищах - с удовольствием, о себе - мучительно подбирая слова, боясь показаться нескромным. Ему казалось странным, что о нем хотят написать, что он должен "сам себя расхваливать". Но разве обязательно рассказывать о себе? Человека можно узнать и по тому, как он говорит о своих делах, о тренерах, о команде.

Когда-то был опубликован снимок: маленький Эдик Маркаров (ему пять лет) бьет по мячу, а рядом стоит его отец - один из лучших азербайджанских футболистов Артем Маркаров.

- Отец всей душой любил футбол, и, конечно, ему хотелось, чтобы я стал хорошим игроком. Все-таки единственный сын! Но он никогда не принуждал меня: хочешь - играй, не хочешь - твое дело. Я учился играть во дворе и до сих пор убежден, что технику можно освоить только самому. Отец был отличным техником, и все думали, что он с малых лет учил меня, открывая секреты. Но он всерьез занялся мной, только когда увидел, что я во дворе сам многому научился. Он тренировал клубные команды бакинского "Локомотива", проводил на стадионе по многу часов. Я после школы спешил на его тренировки. Первым делом Отец спрашивал про уроки, но, к счастью, я хорошо учился. Он занимался с игроками "Локомотива" и на меня почти не обращал внимания, хотел, чтобы я делал то же, что и все: не дай бог кто-нибудь подумает, что он тренирует сына в ущерб делу!

- А в игре вам отца не довелось увидеть?

- Только в матче ветеранов. Он выступал за ветеранов часто, последний раз в 1964 году, незадолго до смерти. Честное слово, в технике он не уступал нынешним мастерам.

- Ему нравилась ваша игра?

- Он всегда говорил лишь о моих недостатках. Но однажды сказал, что счастлив, - это было в 1962 году, когда мне удалось стать лучшим бомбардиром сезона. Но ведь тогда в "Нефтянике" играл и Кузнецов, Голодец, Алескеров, Мамедов. Это были больше их голы, чем мои.

Да, уже в 1962 году Маркаров стал лучшим бомбардиром. И затем почти каждый сезон входил в группу лидеров. И это никого уже не удивляло. Но тогда он был дебютантом: только успел закрепиться в основном составе.

- Долго ли вам пришлось играть в дубле?

- Нет. Борис Андреевич Аркадьев быстро поверил в меня. Конечно, помогло и то, что тогда в "Нефтянике" играли замечательные мастера. Ну, как тут не заиграешь? Я был выдвинут далеко вперед. А все организовывали они, особенно Кузнецов...

"Ну, как тут не заиграешь?" Кажется, легко было в такой компании. Но это только кажется. Чем лучше играют партнеры, тем труднее войти в состав, не нарушив его слаженности. Маркаров схватывал все буквально на лету. Ему не надо было повторять, разжевывать.
 
  
 

- Как-то я сказал Эдику, - вспомииает Ю. Кузнецов: - Ищи момент для рывка, для выхода на свободное место. Не думай о мяче. Когда мяч попадает ко мне, знай, что моя первая мысль - вывести тебя на удобную позицию. Даже если я не смотрю на тебя, если нахожусь к тебе спиной, все равно открывайся в опасную зону. После этого разговора игра у нас пошла по-иному. Эдик все время ждал мои передачи и получал мяч в выгодной позиции. А своими перемещениями он помогал освобождаться и другим нашим нападающим, которые не могли так много маневрировать, как он.

Маркаров не только не нарушил слаженности, а даже облегчил игру партнерам. Когда же перестал выступать Кузнецов, Маркаров отошел немного назад, но, став диспетчером, не перестал забивать.

Вот что говорит о своем подопечном тренер А. Алескеров:

- Он умеет дать острый пас и умеет открыться для получения такого паса. Способен раскрутить двух-трех защитников на крохотном пятачке. Играет красиво, но никогда не красуется на поле. Играет просто, но это хитрая и умная простота.

Прошу Маркарова хоть что-то рассказать о себе.

- Хватает ли сил выполнять на поле такую работу?

- Усталости не чувствую.

- Мешает ли маленький рост?

- Во время английского чемпионата мира писали, что я там был самый маленький. Считается, что у меня рост 162 сантиметра. А я на два сантиметра вырос и сейчас не ниже Хусаинова. В игре мне небольшой рост никогда не мешает. Мешает только то, что некоторые тренеры почему-то в первую очередь обращают на него внимание.

- Но, наверное, трудно играть головой?

- Если ждать, пока мяч достигнет высшей точки, то не то что трудно - невозможно. Но надо ловить мяч в удобной точке. Это, кстати, всегда оказывается неожиданным и для защитников противника, в для вратаря. В матче со "Спартаком" как-то раз я так и забил гол. Защитники москвичей и вратарь Маслаченко никак не предполагали, что я буду бить головой. И потом надо учиться прыгать! Англичанин Гриве тоже невысокий, а как играл головой!

- Вы бросили камешек в адрес тренеров. Но ведь вас брали в сборную.

- За это я могу поблагодарить журналистов, которые перед чемпионатом мира меня хвалили. Но в сборной мне удалось сыграть с Банишевским только один тайм в товарищеском матче (мы забили тогда три гола). А потом ставили или его, или меня.

- Какой из голов больше всего запомнился?

- Каждый гол бывает красив по-своему. Или была отличная передача, или удалось обыграть финтом защитника, или неожиданный удар застиг вратаря врасплох. Всем нравятся голы, забитые в падении через себя. Говорят, что мне удалось забить самый красивый мяч именно таким способом - в кубковом матче с тбилиспами в 1967 году. Со стороны виднее. Но я больше люблю голы, забитые с хорошего паса.

- Почему вы перестали бить пенальти? Ведь это помогало бы вам в соревновании бомбардиров!

- Не нравится мне это соревнование. Все голы - командные. Однажды мы, бакинцы, играли с ростовчанами, вели 1 : 0 и получили право на пенальти. Я и не собирался бить, но ребята стали уговаривать, вспомнили вдруг о списке бомбардиров. У меня тогда сразу мелькнула мысль: раз голы начали считать, значит, не забью. А уж если подумаешь так, засомневаешься, то наверняка не забьешь. Так и случилось. Потому я всегда и говорю, что играть надо, а не голы считать.

Однажды во время матча "Нефтчи" с "Локомотивом" в Москве, когда бакинцы забивали один мяч за другим, болельщики кричали с трибун: "Дайте Маркарову забить!" В каждом из пяти голов была заслуга Маркарова. Он ни разу не пытался бить по воротам, когда в более выгодном положении находился кто-либо из партнеров. А после матча с московским "Динамо" Маркаров отругал юного Смольникова за то, что тот пытался дать ему пас, когда обязан был сам бить по воротам: "Ну, как он в такой момент мог подумать, что будет лучше, если я забью?".

- Против каких защитников вам труднее играть?

- Против тех, что грубят.

- А как вы относитесь к "бетонам"?

- Они мне не нравятся, но не пугают. Стоит забить мяч, и такая команда вынуждена "раскрываться".

- Вы забили 88 мячей, играя в "Нефтчи", а сотый - будучи в "Арарате". Отчего вы сменили клуб?

- С бакинской командой у меня связаны самые добрые, приятные воспоминания. В 1966 году там я получил бронзовую медаль. Шесть лет был капитаном. Но в 1969 году меня стали преследовать травмы, практически сезон как таковой для меня пропал. Стал я слышать вокруг себя разговоры: "Слаб Маркаров, постарел" и тому подобное. Шел мне 28-й год. Поговорив откровенно с тренерами и игроками) "Нефтчи", я почувствовал, что мне следует подумать о переменах в спортивной судьбе. Я давно знал "Арарат", у меня было много друзей в этой команде, вот и переехал в Ереван.

Я пришел в команду техничную, мыслящую, боевую, родственную тому "Нефтчи", в котором играл. Признаться, я волновался: как-то пойдут тут дела? На тренировках волнения улеглись. Когда начинаешь работать и потеть вместе со всеми, а позже в играх отдавать все, на что способен, делиться своим умением с товарищами, то быстро понимаешь, что тебя приняли.

Если говорить об основной черте, характерной для игры "Арарата" образца 1971 года, то я бы сказал, что каждый из игроков прежде всего прибавил в футбольном мышлении. Этим во многом и объясняется успех нашего клуба. А мне снова повезло: я оказался, как и прежде, разыгрывающим, но при этом от меня ждали и голов. Словом, пошла "моя игра"!

- И последний вопрос. До каких лет можно играть в нападении?

- Все зависит от любви к футболу. Даже если с возрастом у игрока теряется скорость, остаются другие достоинства. И их можно и даже необходимо использовать. Собираюсь играть долго.

В. ВИНОКУРОВ. Еженедельник "Футбол-Хоккей", 1971 г.

РЕДКОСТНЫЙ МАСТЕР

Место Маркарова в футболе - линия, где расходятся вкусы. Она невидимая. Те, кто находится по сторонам, временами, под давлением колебаний ситуации, перешагивают ее, делая вынужденные уступки. Но ненадолго, потом расходятся каждый на свою половину. Футбол изучен вдоль и поперек, известны все его многочисленные слагаемые. И плохая игра и хорошая, и победа, и поражение тут же обрастают тысячью аргументов, любой из которых имеет право на существование. Однако всеобщая эрудиция не в силах сладить с симпатиями к тому или иному игроку, к характеру игры той или иной команды. Форвард забивает, он душа команды, а кто-то упрямо талдычит: "Не нравится, не в моем вкусе..." Команда играет красиво, сноровисто, лидирует, и опять-таки доносится голос: "Несерьезно, ненадежно, легковесно..." Хоть разбейся, ничего не докажешь, вкус, он ведь характеризует не только предмет спора, но и самих спорщиков.
 
  
 

К Маркарову судьба была благосклонна. Сын Артема Маркарова, известного бакинского футболиста, он с первых детских шагов оказался в чарующем мире игры: семья, двор, стадион, где отец работал тренером. И все получалось у мальчика, влюбленного в мяч. Всему, что можно делать одному, он научился сызмальства. Юнцом его приметил Б.Аркадьев и взял в "Нефтчи", преподал ему уроки игры с партнерами, определил его в центрфорварды. И опять все стало получаться. Рядом был Юрий Кузнецов, один из выдающихся диспетчеров, человек, наделенный не просто, тактическим разумом и совершенным пасом, а еще и отцовским попечением об игроках передней линии.

Позже Маркаров и сам испытал удовольствие от игры в стиле Кузнецова, когда центрфорвардом в "Нефтчи" стал Банишевский, а на фланге был Казбек Туаев. Но Маркарова в отличие от Кузнецова постоянно манили к себе ворота, он никогда не довольствовался ролью подыгрывающего, все его блуждания, маневры, финты кончались рывком и ударом.

Потом, как водится, стал он замечать на себе косые взгляды: "Уже не тот, 29..." И перешел в "Арарат".
 
  
 

Этот клуб того же стиля, что и "Нефтчи", техничного, комбинационного, и Маркаров чувствовал себя как рыба в воде. Но было и отличие. "Арарат", испытав на себе влияние тренеров А. Пономарева, Н. Глебова, Н. Симоняна, постигал науку командной, волевой игры, постепенно выходил в лидеры. Маркарову снова повезло с партнерами по атаке: Аркадий Андриасян, Левой Иштоян, Николай Казарян, Оганес Заназанян - все в расцвете сил, все жаждущие себя показать, все "технари" да еще прошедшие школу тактики московских тренеров. Маркаров среди них был старшим. Его это устраивало, да и их тоже. Он вел игру, встречавшую полное понимание. Вместе с "Араратом" Маркаров стал чемпионом, дважды выигрывал Кубок, а самое главное - поиграл на виду, команда тогда всем нравилась.

Даже в самом кратком изложении получается биография лучше некуда. Маркаров ведь не просто блистал, поигрывал, производил впечатление, покорял аудиторию - он привел еще и те доказательства, против которых спорить не принято: 129 мячей в чемпионатах страны - шестой (!) результат в нашем футболе.

Вопреки всему этому, Маркаров имел половинное признание. Никто не ставил под сомнение его искусство обращения с мячом, соглашались, что он из виртуозов. Может быть, он перебарщивал, заигрывался? Ни в коем случае. Все его изящные проделки с мячом мелькали как искры, ровно столько, сколько нужно, отмеренные, как в аптеке, для общей игры, для атаки, для того, чтобы забить гол. Видел ли он поле? Еще бы, провидец, каких мало! Веером шли от него передачи мяча, ни малейшей возможности не упускал из виду. Хватало ли ему сил? Его голы только часть ответа. Он успевал всюду, совершал акробатические бесстрашные прыжки, бросался в единоборства, на выручку зазевавшемуся партнеру. Он был из тех, кто не считает своих движений, не экономит.

Что же в таком случае мешало ему состоять в "классиках", заодно с Г.Федотовым, Пайчадзе, Бесковым, Стрельцовым, Дементьевым, Ивановым, Симоняном, Гогоберидзе? Почему проходили мимо него, формируя сборную?

Честный ответ показался бы странным, поэтому его и замалчивают, хотя он существует: ростом не вышел. Как просто - 164 сантиметра, и отказ. Права на такой отказ нет, нет и разумных доводов. Зато есть "вкус". И тут ничто не поможет. Какие доводы, примеры, аналогии ни приводи, натолкнешься на усмешку: "Все это прекрасно, но если мы проиграем, скажут: "Кого набрали? Что за детский сад? Нам нужны атлеты. Надо лезть, давить, а не чикаться", и меня снимут за непонимание, как надо формировать команду". Так объяснит тренер. Да и далеко не все болельщики примут "малыша". В крайнем случае смилостивятся: "У нас-то ничего, пусть играет, а на международной арене ему делать нечего".

Я сильно подозреваю, что в случае с Маркаровым ссылка на рост выручала тех, кто ему не давал ходу. Для определенной категории людей он играл слишком тонко. К такому, как Маркаров, любых партнеров не приставишь, начнется неразбериха. Нужно, чтобы и остальные были ему под стать, а это перестройка, смена взглядов, концепций... Зачем мудрить? Лучше попроще, попрочнее, с гарантией от поражения. Правда, без гарантий на классную игру. Вот так и властвуют немудреные вкусы.

А сам Маркаров сделал все, чтобы о нем помнили как о редкостном мастере.
 
  
 

Лев ФИЛАТОВ. Книга "Форварды".

БРАЗИЛЬСКАЯ МАНЕРА ИГРЫ

Отец Эдуарда Маркарова - Артем Агаларович Маркаров - был одним из лучших футболистов Закавказья и СССР 1930-1940-х годов. В чемпионатах СССР выступал за команды "Темп" (Баку), "Динамо" (Баку), "Динамо" (Ереван), "Нефтяник" (Баку). Играл за сборные Закавказья, Азербайджана, Баку. По результатам чемпионата СССР 1935 года был назван в десятке лучших форвардов страны, в 1943 году ему, первому в Азербайджане, было присвоено почетное звание мастера спорта СССР. После завершения карьеры игрока в 1949 году Артем Маркаров перешел на тренерскую работу в бакинском "Локомотиве", продолжая выступать за этот клуб в первенстве города вплоть до 1957 года. Он воспитал многих футболистов, двое из них прославились на всю страну. Это - его сын Эдуард Маркаров и Казбек Туаев, ставшие одними из лучших игроков СССР, а в 90-е годы возглавившие национальные сборные соответственно Армении и Азербайджана. А.А. Маркаров скоропостижно скончался 23 февраля 1964 года.

Первые уроки футбольного мастерства Эдуард Маркаров получил, наблюдая за отцом - в те годы игроком ереванской команды "Динамо". В конечном итоге он многое перенял у своего отца. Филигранная техника и постоянная устремленность на ворота позволили таким авторитетам футбола, как Г. Качалин, С. Сальников, В. Лахонин, Ю. Ваньят, В. Синявский, назвать Маркарова бакинским "Пеле", а ему самому стать лучшим футболистом Армении за всю историю республиканского футбола и собрать внушительную коллекцию разнообразных титулов и званий.

Переехав в Баку, Маркаров продолжил свои университеты под руководством отца. Артем Агаларович приводил сына на стадион, сажал на скамейку возле ворот и говорил: "Смотри и учись". Спустя три года Эдик уже сам с дворовыми пацанами бегал на матчи бакинского "Локомотива", в котором продолжал играть отец. После этих игр ребята устраивали у себя во дворе, что на армянской половине города в районе "Завокзальная", настоящие футбольные спектакли. Эти поединки были для них настоящей боевой школой. На эти нешуточные игры приходили смотреть жители соседних дворов и, как на настоящих матчах, болели за мальчишек, подбадривали, а иногда и поругивали. Во дворе начинающие футболисты проводили целые дни: играли, разучивали приемы, удары, учились обводке, дриблингу, пасу, соревновались на лучшее исполнение различных приемов. Эдуард был далеко не последним в этих состязаниях. Так закладывались основы его будущего мастерства.

В 1954 году Маркаров впервые надел майку игрока юношеской команды "Локомотив" (Баку). В 1958 году на Всесоюзной Спартакиаде школьников в составе сборной республики он занял 4-е место и становится лучшим бомбардиром турнира, забив 9 голов. В этом же году его отца - Артема Агаларовича - приглашают работать на Северный Кавказ, и в течение нескольких лет он тренирует футбольные команды Нальчика, Армавира и затем Майкопа. Вместе с отцом едет и Эдик, где с 1959 по 1960 год выступает за команду зерносовхоза "Новокубанский" (Армавир). Уже тогда о молодом футболисте много писали в местной прессе.

Игру Маркарова заметили специалисты, и в 1961 году легендарный тренер Борис Аркадьев приглашает его в бакинский "Нефтяник". Здесь Эдуард стал играть рядом с замечательными нападающими, большими мастерами, такими, как Юрий Кузнецов, Алекпер Мамедов, Адамас Голодец. Уже на следующий год он становится лучшим бомбардиром СССР, и в этом, по его мнению, большая заслуга Юрия Кузнецова, который чуть ли не с закрытыми глазами посылал мяч в ту самую точку, где в этот момент находился Маркаров. Он же привил Эдику вкус к комбинационной игре, помог развить тактическое мышление, и центральная пресса отметила рождение замечательного тандема - Кузнецов - Маркаров.

В конце 1962 года по поручению руководства Спорткомитета Армении в Баку выехал ветеран армянского футбола, друг Артема Маркарова - Газарос Текнеджян. Он должен был пригласить Эдуарда в Ереван. Артем Агаларович объяснил Текнеджяну, что переезд сына может негативно отразиться на их семье. В то время Ирина, сестра Эдуарда, была основным игроком волейбольной команды "Нефтяник", одной из сильнейших тогда в Союзе. Поэтому единственное правильное решение в этой ситуации - переехать всей семьей. Но руководство Спорткомитета Армении не согласилось решить жилищный вопрос, и Маркаров остался в Баку.
 
  
 

В 1961 году Эдуард Маркаров был впервые включен в юношескую сборную СССР. До 1968 года он защищал честь сборных СССР: юношеской, молодежной, олимпийской и национальной. В первых трех сборных был признанным лидером.

Выступая за "Нефтяник" (Баку), он в паре с Анатолием Банишевским прекрасно понимали друг друга, были на редкость сыгранны и могли обыграть всю команду соперника. Вот наблюдение великого футболиста Сергея Сальникова: "Команда имеет ярко выраженного лидера - Э.Маркарова. Этот игрок быстр, особенно накоротке, очень техничен, достаточно агрессивен и при всем том обладает недюжинным комбинационным ударом, что позволяет ему по праву быть подлинным организатором игры. А его мягкость в обращении с мячом подчас просто виртуозна и по манере под стать бразильцам. Хочется думать, что старший тренер сборной СССР Н. Морозов не останется равнодушным к мастерству, проявленному Маркаровым".

Многие газеты задавались тогда вопросом: "Нужен ли такой форвард сборной страны перед чемпионатом мира?.. Почему тренеры сборной никак не решатся испытать истинную силу Эдуарда Маркарова, почему, включив его в число претендентов на поездку в Англию, не выставляют на матчи?.. В 1966 году тренеры сборной СССР под давлением прессы все-таки выпустили его во втором тайме товарищеского матча со сборной Франции при счете 1:2. В результате игра закончилась вничью - 3:3. Корреспонденты вновь отметили его игру: "Эдуард Маркаров, вышедший на поле после перерыва, внес большую остроту и творческое разнообразие в игру всего нападения"; "Советская команда добилась ничьей благодаря замечательному наступательному духу и хорошему качеству своих форвардов... центра нападения А. Банишевского и его одноклубника Э. Маркарова, вступивших в игру во втором тайме".

Один из лучших форвардов советского футбола Анатолий Банишевский как-то сказал: "Я восемь лет в большом футболе, видел многих наших игроков, но считаю, что по технике и комбинационному таланту Маркаров был лучшим в стране".

Накануне чемпионата мира 1966 года последовало турне сборной СССР в Данию и Швецию, где Маркаров играл блестяще, забив в пяти матчах 6 голов. Однако в Англии на чемпионате мира в первом матче Маркарова на поле не заявили, а в следующем матче против чилийцев связку Банишевский - Маркаров разъединили: Эдуард играл в паре с Серебряниковым и особенно проявить себя не сумел, как и Банишевский в паре с Малофеевым в остальных матчах. Тем не менее то выступление сборной СССР стало самым успешным на чемпионатах мира в ХХ веке: команда заняла призовое 4-е место.

Вернувшись с первенства мира, Маркаров и Банишевский застали свою клубную команду во второй десятке. Во многом благодаря их усилиям к концу первенства страны команда вышла на 3-е место, обыграв чемпионов страны - киевлян в столице Украины.

Весной с чемпионата страны по волейболу вернулась сестра Маркарова - Ирина с бронзовой медалью, а Эдуард грустно пошутил: "Счастливая ты, а буду ли я когда-нибудь иметь такую медаль?" Тогда он еще не знал, что впереди его ждут серебряная и золотая медали чемпиона Советского Союза.

В 1968 году Эдуард Маркаров сыграл свой третий матч за сборную СССР против шведской сборной. На последней минуте игры после его подачи Муртаз Хурцилава сравнял счет игры, которая оказалась, увы, последней в сборной для Маркарова. В немалой степени - по вине пьяных бакинских милиционеров, которые, темным вечером не узнав Маркарова, нанесли ему увечья, и он потерял целый сезон, находясь в пике спортивной формы и в зените славы.

В самом расцвете своего таланта Маркаров получал приглашения от многих клубов страны: динамовцев Москвы и Киева, "Спартака" и других команд. Но оставался верен "Нефтянику". Однако настал момент: он все же надумал переехать в Ереван и в 1971 году впервые примерил майку с эмблемой ереванского "Арарата".
Новый коллектив встретил его тепло и дружелюбно, что неудивительно, так как полкоманды были его земляками-бакинцами. С его приходом игра ереванцев стала масштабнее, атака повелась не только локальными резкими уколами, а в различных направлениях, с постоянной и плавной сменой зон давления на оборону. Мастерство Маркарова в индивидуальном обыгрыше соперника позволяло ему, прекрасно видящему поле, хорошо владеющему пасом, вести коллективную игру, оказываться в ситуациях, объективно выгодных для взаимодействия с партнерами. При этом он не стал меньше забивать, пожалуй, даже наоборот.

Мощная "бразильская" струя, привнесенная Маркаровым в армянский футбол, дала плоды. "Арарат" стал одним из лидеров чемпионата СССР 1971 года. Рядом с выдающимся мастером новыми гранями заблистала игра Заназаняна, Андреасяна, Казаряна, Иштояна, раскрылся талант этих футболистов, их стали приглашать в различные сборные Советского Союза.

Чемпионат СССР 1971 года "Арарат" закончил блестяще, впервые в своей истории став серебряным призером. В споре бомбардиров Маркаров лидировал весь сезон и завершил его, имея второй результат в стране после Эдуарда Малофеева.

30 октября 1971 года, забив свои очередные мячи в ворота соперника, на сей раз ленинградского "Зенита", Эдуард Маркаров вошел в символический клуб Г. Федотова, достигнув заветного рубежа в 100 голов в официальных турнирах.

В том же году Эдуард Маркаров был признан третьим футболистом Советского Союза, уступив лишь чемпионам-киевлянам Е. Рудакову и В. Колотову.
 
  
 

Выдающийся успех к "Арарату" пришел в 1973 году, когда под руководством легендарного Н. Симоняна впервые в истории футбола команда сделала "дубль", выиграв чемпионат СССР и завоевав Кубок страны. Как и прежде, вклад Маркарова был весомым. В конце "золотого сезона" Эдуарду Маркарову было присвоено почетное звание Заслуженного мастера спорта СССР.




Второй раз Кубок СССР армянские футболисты завоевали в 1975 году, и немалая заслуга в этом двух ведущих футболистов команды - Эдуарда Маркарова и Александра Мирзояна. Своей прекрасной игрой в финале они заставили сложить оружие ворошиловградскую "Зарю". В том же 1975 году Э. Маркаров устанавливает рекорд для советских клубов, не побитый до сих пор: в матчах еврокубка с "Анортосисом" он провел в ворота соперника 5 мячей! А всего в 13 еврокубковых матчах футболист забил 12 голов.

В конце футбольного сезона "Арарат" покинул старший тренер великий Виктор Маслов. Спортивные руководители республики уговорили Маркарова возглавить команду. К тому времени ему перевалило за 33, из которых 15-16 лет были отданы активной игре. Постоянные разъезды, дома как в гостях, вечные травмы... И он решился.

Дебют был на редкость успешным. Руководимый Маркаровым "Арарат" вышел в финал Кубка СССР 1976 года и вновь завоевал серебряные медали чемпионата страны. Но, к сожалению, в дальнейшем тренеру не хватило опыта, да и поддержки со стороны руководства республики не последовало, и Маркаров оставил команду.

Около двух лет, в 1978-1979 годах, Э.А. Маркаров проработал футбольным тренером в республиканской футбольной школе Еревана, которая на всесоюзных соревнованиях 1979 года завоевала бронзовые награды. В 1979 году на три года уехал работать по контракту в Алжир, читал лекции на кафедре футбола в Институте науки и спорта. В 1983 году после возвращения в Армению он работал тренером в спортивном интернате, а спустя год состоялось его второе возвращение в "Арарат" - уже в качестве второго тренера команды, которую вновь возглавил Никита Симонян. Маркаров рассчитывал, что рано или поздно, как бы учась заново, докажет, что снова может стать старшим тренером. Но когда через полтора года Н.П. Симоняну создали ненормальные условия в работе, Маркаров вместе со старшим тренером написал заявление об уходе.
 
  
 

Затем последовало приглашение из Москвы работать помощником Костылева в юношеской сборной СССР. Команду ждал успех: она стала чемпионом Европы 1990 года и бронзовым призером чемпионата мира 1991 года.

После распада Советского Союза Эдуард Артемович возвратился в Ереван, где сначала возглавил команду "Малатия" (1992), а затем стал первым в истории Армении старшим тренером национальной сборной команды (1992-1994). В 1995-1996 годах он работал главным тренером команды "Оменмен" (Эребуни - Ереван), а затем уехал в Ливан, где под его руководством бейрутский клуб "Оменмен" стал серебряным призером страны (1996-1997) и финалистом Кубка Ливана (1998-1999).

Будучи старшим тренером футбольного клуба "Мика" (Аштарак) Э.А. Маркаров дважды приводил команду к победам в Кубке Армении в 2000 и 2001 годах. В настоящее время Э.А. Маркаров является вице-президентом футбольного клуба "Мика".